polyamory.progressor.ru:
Переводы из Франклина Во:

Полиамурность: что, почему, как?

Приватность и открытость в полиамурности

Коммуникация

Краткая теория управления ревностью

Практика управления ревностью

Полиамурные мифы

Побочные отношения и уход за ними

Сохранение мира в отношениях

Полиамурные ошибки

Смешение карт

Управление временем

Полиамурность и справедливость

Преодолевая барьеры

Полиамурность без правил?

Предположения в отношениях

Если не ладится — отпусти

Размышления о сообществе и абьюзе

Размышления о Радикальной Честности™

От дружбы к любви

Декларация прав в отношениях

Как встречаться с парой

Отмечая разницу между людьми

Как приобрести уверенность в себе

Полиамурность для моногамных людей

Размышления о лжи во благо

Неловкость как плата за право быть хорошим человеком

Советы: да и нет

Не является ли полиамория неестественной?

Диалог о моногамности и полиамурности

Что надо обдумать прежде чем....

Другие переводы:
Собственные заметки:
Рецензии на книги:
Рецензии на фильмы:

О секс-позитивизме

В начале — почему я пишу о секс-позитивизме здесь. С одной стороны, тема этичной немоногамии не обязательно тесно связана с сексом, так как во главу угла ставятся всё-таки отношения между людьми, а не секс как таковой. Отношения могут не включать в себя секс или включать его в крайне незначительных количествах, более того, есть люди, которых секс вообще не интересует, и это само по себе не является препятствием к тому, чтоб вступать в близкие отношения.

С другой стороны, вот я, например, практически не пью пива (к своим сорока годам я выпил что-то около полутора литров этого напитка). Это не мешает мне быть пиво-позитивным, если определить это понятие, подобно секс-позитивности (о чём ниже). Я считаю, что люди могут пить пиво просто потому, что это приятно для них, без каких-либо дополнительных причин. Разумеется, неумеренное или несвоевременное (например, за рулём или во время беременности) употребление алкоголя может привести к неприятным последствиям, но это не делает пиво и его употребление чем-то дурным само по себе. Хотя мне, повторю, совершенно непонятно ­— что люди в нём находят привлекательного. Это моя личная особенность восприятия и я не собираюсь навязывать её окружающим.

Но, хотя на мой взгляд, нет ничего невозможного в секс-негативной (увы!) и даже асексуальной полиамурности, для меня секс-позитивность и этичная немоногамия связаны очень тесно, и поэтому я писал и собираюсь писать о них как о связанных сущностях. Да, моё мнение о том, что секс-позитивизм лучше секс-негативизма субъективно и я не считаю, что его должны разделять все, но при этом считаю необходимым выразить его, тем более, что само понятие здесь довольно мало известно за пределами определённых, относительно узких кругов.

Вернёмся к определению секс-позитивности, которые было упомянуто в контексте «пиво-позитивности», но не раскрыто. К сожалению, достаточно распространённым способом понять и объяснить какой-нибудь термин, бывает «прочитать его и подумать — что бы это могло значить». Интересоваться происхождением термина, контекстом его возникновения, и тому подобными скучными вещами дают себе труд не многие (разумеется, я далеко не всегда являюсь исключением из этого правила). Не повезло в этом отношении и секс-позитивности. Вот, например, известная в определённых кругах тренер Зап, после двух дискуссионных встреч по этому вопросу, прошедших под её руководством и прочего активизма в данном направлении, даёт совершенно удивительное для меня определение: «культура — может быть позитивной (рабочей, эффективной) или негативной (нерабочей, угнетающей).... Необходимыми характеристиками позитивности секс-культуры являются информированность, свободный выбор и разумные сознаваемые ограничения». Я, разумеется, не буду спорить с необходимостью информированности и свободы выбора, но в этих попытках определения позитивной сексуальной культуры нет других необходимых и достаточных условий, которые специфичны именно для неё, не ± нормальных человеческих отношений вообще. Фактически, определение как таковое у Зап отсутствует, позитивность и негативность сексуальной культуры определяется через счастье и несчастье, эффективность и неэффективность соответственно. А это совершенно другой разрез, можно быть полностью счастливым в личной жизни и секс-негативным до предела и наоборот.

Рассмотрим историю возникновение термина и его более каноничные определения (мне кажется разумным при заимствовании термина заимствовать и его смысл). Деление культур на секс-негативные и секс-позитивные было придумано Вильгельмом Райхом ещё в тридцатых годах ХХ века. Он заметил, что некоторые общества рассматривают сексуальные проявления как, в общем, хорошие и здоровые, в то время, как другие общества смотрят на сексуальность негативно и пытаются подавить её и контролировать. Сейчас о секс-позитивная культура рассматривается, как правило как атрибут социального движения, которое пропагандирует сексуальность, ограниченную лишь немногим, и главными ограничениями является безопасность и важность согласия. Секс-позитивность это «взгляд на человеческую сексуальность, рассматривающий любую добровольную сексуальную активность как принципиально здоровую и могущую вести к удовольствию и призывающий к сексуальному удовольствию и экспериментированию», пишет Allena Gabosch. (цитируется по Википедии).

А вот как определяет секс-позитивную культуру сайт Фонда за Секс-Позитивную Культуру, существующего с 1999 года: «Как сторонники секс-позитивной культуры, мы верим в то, что правильное использование секса не ограничивается размножением. Оно включает удовольствие, укрепление межличностных отношений, способствует духовному росту и улучшению эмоционального и физического здоровья.» То есть, так или иначе, без положительного «по умолчанию» отношения к сексу, никакой секс-позитивности нет и быть не может.

Но да, вот так прямо заявить это не так просто. Гораздо проще сказать: «Нет-нет, это не то, что вы подумали!» И дело тут, возможно даже не в прессинге секс-негативной патриархальной культуры (а, впрочем, идеи секс-негативного крыла радикального феминизма не только ничуть не лучше, но, порой, неотличимы). Просто хочется сделать как лучше. Привлечь больше людей, а оттолкнуть — меньше. В подобную ловушку попало в своё время движение за легализацию однополых браков в США. Насколько я понимаю, одним из самых сильных тактических ходов было сказать: «У нас совершенно традиционные семьи, просто наши супруги того же пола, что и мы», этот и другие ходы принесли успех, но эта победа отчасти пиррова. «Равенство в праве на брак может быть победой в борьбе за права гомосексуалов, но в то же время, это победа исторически подавляющего людей института брака» (Everyday Feminism). У этой победы есть прямые следствия, например: «Одним из побочных эфектов права на вступление в брак является давление, оказываемое обществом на однополые пары, которые становятся как бы обязаны воспользоваться этим правом. Это давление особенно сильно, когда кто-то из близких к вам людей женится. Вы понимаете, о чём я, если когда-либо были последним неженатым человеком в компании».

Секс-позитивизм, разумеется, не отрицает брак как таковой, равно как и любые другие добровольные отношения между людьми, но не рассматривает его как нечто, что оправдывает секс. С секс-позитивной точки зрения, секс не нуждается в оправдании. Но да, секс-позитивный взгляд на мир может угрожать вашему браку, особенно, если он основан на подавлении, замалчивании и непризнании за людьми права иметь собственные желания, возможно, отличающиеся от предписанных. Да, в этом случае ваш брак в опасности, но довольно странно винить в этом активистов секс-позитивного движения.

Да, если сказать, что ты более традиционалист, чем революционер, продвигать свои идеи кажется более простым делом. Проблема в том, что сами идеи при этом, зачастую, выхолащиваются. И LGBT сообщество, увы, сделало в своих попытках не казаться «извращенцами» довольно много для продвижения вполне гетеронормативных идей о сексе и отношениях. И нет ничего неожиданного в ситуации, когда человек, сообщающий о своей бисексуальности, отвечает на вопрос, встречается ли он с людьми обоих полов: «Нет, я не шлюха. Я встречаюсь только с одним человеком за раз».

Я, разумеется, не исключение. Одна из причин, по которой я предпочитаю More Then Two перед The Ethical Slut состоит в том, что TES для меня немножко слишком радикальна именно в сексуальных вопросах. Впрочем, эти книги отличаются не только этим, да и MTT вовсе не секс-негативна...


И, в заключение, повторю: секс-позитивность это не про счастье, не про занятия сексом, а про отношение к сексу. Можно быть секс-позитивным при бурной сексуальной жизни, при спокойной, при отсутствующей. При удовлетворяющей, при катастрофически недостаточной. Дело в отношении. И в отсутствии двойного стандарта: «Когда я занимаюсь сексом — это хорошо, а когда кто-то другой, это плохо». И, разумеется, то же относится и к секс-негативности, которая не имеет никакого отношения к тому, сколько и как человек занимается сексом. Вопрос лишь в том, нужны ли этому человеку оправдания и обоснования, особенно, применительно к другим людям.

А отношение к сексу, оно, конечно, внутри, но демонстрируется и передаётся другим людям, в первую очередь, словами. И, как мне кажется, мы очень часто не учитываем это. Разумеется, никто не обязан быть секс-позитивным, но нередко встречается ситуация, когда человек декларирует себя как секс-позитивного, но при этом постоянно использует метафоры, в которых те или иные сексуальные практики выступают символом всего плохого. Если секс, то обязательно насильственный, если насилие, то обязательно сексуальное. Не говоря уж просто об очернении всего, что не нравится лично им, хотя другие люди занимаются «этим» с добровольно и «это» не приносит им ничего, кроме радости. Лично меня эта тенденция очень печалит и размышления о ней были одним из побудительных мотивов к написанию данного текста. Увы, гораздо легче объявить себя секс-позитивным, чем перестать сочиться секс-негативным ядом. А слова это не просто слова и то, что мы говорим, очень тесно связано с тем, что мы думаем, и эта связь взаимна. Мне в связи с этим вспоминается нейролитическое программирование имени Пумы из Чужой в чужом море.

Секс-позитивный взгляд на мир вряд ли сделает вас счастливыми сам по себе. Но, в значительном количестве случаев, он может помочь избавиться от двоемыслия, неконструктивного чувства вины и некоторых других разрушительных эмоций. Мне кажется, что быть в мире со своими желаниями и не мешать другим быть в мире с их желаниями — не самая плохая программа.

8 Nov 2015