polyamory.progressor.ru:
Переводы из Франклина Во:

Полиамурность: что, почему, как?

Приватность и открытость в полиамурности

Коммуникация

Краткая теория управления ревностью

Практика управления ревностью

Полиамурные мифы

Побочные отношения и уход за ними

Сохранение мира в отношениях

Полиамурные ошибки

Смешение карт

Управление временем

Полиамурность и справедливость

Преодолевая барьеры

Полиамурность без правил?

Предположения в отношениях

Если не ладится — отпусти

Размышления о сообществе и абьюзе

Размышления о Радикальной Честности™

От дружбы к любви

Декларация прав в отношениях

Как встречаться с парой

Отмечая разницу между людьми

Как приобрести уверенность в себе

Полиамурность для моногамных людей

Размышления о лжи во благо

Неловкость как плата за право быть хорошим человеком

Советы: да и нет

Диалог о моногамности и полиамурности

Что надо обдумать прежде чем....

Другие переводы:
Собственные заметки:
Рецензии на книги:
Рецензии на фильмы:

Размышления о Радикальной Честности™

От переводчика: некоторое время назад я узнал, что «радикальная честность», понятие регулярно встречающееся в текстах о полиамурности это не просто идиома, но целая методология, разработанная Брадом Блантоном в его книге «Радикальная честность: как изменить вашу жизнь через говорение правды» (Blanton, Brad, Radical Honesty: How To Transform Your Life By Telling The Truth), требующая говорить прямо, грубо, так, как оно думается, не задумываясь о том, как оно будет воспринято и что получится в результате. Все остальные способы выражать мысли объявляются ложью. Интересной особенностью этой методологии является то, что, как пишет автор, она работает только если принять её целиком и полностью без каких-либо изъятий (что, как мне кажется, всегда даёт возможность оправдаться по принципу белой обезьяны). Мне, кажется, не случалось лично встречать людей, живущих в соответствие с этой конкретной теорией, но подобные максималистские идеи встречались. Достаточно близкое, хотя и, к счастью, не личное знакомство с возможными результатами их применения мне принесла книга Husband Swap, запустившая цепь размышлений, о которых я хотел написать, когда дойдут руки. Но, пока они доходили, я почти случайно наткнулся на текст Франклина Во ровно на эту тему и понял, что гораздо лучше будет, если я переведу его. В перевод не включена авторская вводная часть.

С любезного разрешения Franklin Veaux. Источник: http://tacit.livejournal.com/373355.html

...Любая дискуссия о радикальной честности, неизбежно, заканчивается тем, что сводится к вопросу о том, хорошо или нет быть всё время честным, а это ужасный способ рассмотрения этой темы.


По моему опыту, люди, причастные к движению Радикальной Честности™, мягко говоря, довольно ужасны. Я уверен, что в этом движении есть прекрасные, умные, способные к сочувствию люди просто... просто я пока не встретил их.

Люди, отстаивавшие передо мной Радикальную Честность™, были склонны к фетишизации простой, нелакированной, грубой коммуникации ценой сочувствия и какой-либо заботы о эмоциональной реакции людей, с которыми они говорят, они были склонны демонстрировать полное отсутствие эмпатии в отношении ближних своих, что при взгляде со стороны граничит с прямой враждебностью.

И это весьма неудачно, так как ведёт к тому, что дискуссии о Радикальной Честности почти всегда замыкаются на обсуждении: «Является ли честность благом или нам нужно немного лгать для общего блага и делать другие небольшие уступки для того, чтоб могла существовать цивилизация?» Спор вырождается в позорное противопоставление честности и нечестности.

На мой взгляд, тот факт, что честность является не только лучшим способом взаимодействия в близких отношениях, но является единственным образом действий ведущим к счастливым и здоровым отношениям, самоочевиден. Обсуждать сравнительные достоинства честных отношений, на мой взгляд, столь же бессмысленно, как обсуждать: является ли круг в первом приближении подходящей формой для колеса.

Я отстаиваю честность в отношениях, полностью и без исключений. На первый взгляд, это должно помещать меня в ряды людей, отстаивающих Радикальную Честность™... но я всё равно не с ними.

Для того, чтоб понять почему, нам всего лишь надо рассмотреть вопрос: «Не выглядит ли моя попа большой в этом?»


Одно из свойств человеческой природы, столь же надёжное и неизменное, как смена дня и ночи, состоит в том, что кто бы ни обсуждал идею честности в отношениях, рано или поздно обсуждение придёт к вопросу: «Не выглядит ли моя попа большой в этом?»

Те, кто отстаивает нечестность, скажет, что самым лучшим ответом будет сглаживающая ложь, простой ответ, создающий максимум комфорта. Сторонник Радикальной Честности™ скажет, что правда даст спрашивающему возможность научиться ценному умению не принимать всё близко к сердцу и, кроме всего, вы в любом случае не отвечаете за эмоциональное состояние кого-то другого.

И оба будут не правы.

Такой вопрос почти никогда на задаётся действительно про одежду или попу. (Не скажу, что действительно никогда: спрашивающая, возможно, одевается на собеседование по поводу работы или на свидание и просит совета по поводу того, как одеться, чтоб выглядеть наиболее привлекательно, но это особый случай.) Вместо этого, этот вопрос почти всегда на самом деле задан о чём-то другом: окольный способ получить комплимент или одобрение, выражение неуверенности по поводу образа своего тела, что-то в этом духе.

Ложь во благо: «Да, дорогая, твоя попка выглядит великолепно!», если это в действительности не так, мало чем поможет решить настоящую проблему. И, в любом случае, вряд ли спрашивающая поверит ответу.

Но Радикально Честный™ ответ ничуть не лучше. Он даже хуже. «Твоя жопа выглядит большой независимо от того, что ты надеваешь», — этот ответ также никак не помогает решить настоящую проблему, но, кроме того, он ещё и бессмысленно жесток.

Можно быть честным без жестокости. Именно в этом обычно состоит ошибка адептов Радикальной Честности™. «Мне твоя попа больше нравится в юбке в горошек» может быть честным ответом. Другой вариант: «Я нежно люблю тебя и нет причин беспокоиться о твоей попе, потому, что я люблю тебя совершенно не за это».

Честность без сочувствия — та ещё дрянь. Вопрос должен заключаться не в том, что лучше: честность или нечестность, а «Можем ли мы добиваться абсолютной честности в рамках уважения, сочувствия, доброты и сердечности?» Слишком часто, когда вопрос вырождается в столкновение Радикальной Честности™ с Маленькой Ложью во Благо, единственным ответом, подразумевающим присутствие сочувствия является Маленькая Ложь во Благо, так как философия Радикальной Честности™, по крайней мере в той мере, как она воплощается в жизнь, рассматривает сочувствие с пренебрежением и даже презрением.


Честность — лучшая политика. Она является абсолютно необходимой для построения здоровых отношений. Но честность не извиняет безразличности к чувствам других. Недостойное поведение остаётся недостойным, даже если оно рядится в одежду честности.

Я думаю, что это примерно такая же ситуация существует и относительно других идей об отношениях.

Есть несколько теорий о построении отношений, которые я считаю совершенно необходимыми для того, чтоб они получались счастливыми. Кроме честности, в их число входят, в частности, принятие ответственности за собственное эмоциональное состояние, готовность принять собственные недостатки, такие как неуверенность и работать над их исправлением, умение принять ответственность за свои ошибки без обвинения окружающих.

Ко всему этому, однако, следует прилагать сочувствие и уважение к чувствам и опыту других людей.

Увы, я встречался с ситуациями, в которых люди использовали каждый из этих принципов как грубое орудие против других. Каждый из этих принципов может быть подвержен Эффекту Радикальной Честности™ — постановке принципа выше основных правил приличий до такой степени, что следование принципу позволяет отбросить всякое сочувствие к людям.

Я видел, как представление о том, что все мы сами отвечаем за собственное эмоциональное состояние, оказывалось в некоторых частях полиамурного сообщества искажено Эффектом Радикальной Честности™ и становилось своего рода кодовой фразой означающей на самом деле: «Я могу делать по отношению к тебе всё, что захочу, независимо от того, что ты по этом поводу почувствуешь, так как это твои проблемы, а не мои».

С персональной ответственностью дела обстоят ровно так же, как и с честностью: можно взаимодействовать с другими с сочувствием, а можно — отстойно. Точка зрения, что все мы полностью ответственны за своё эмоциональное состояние, извиняет отвратительные поступки не в большей степени, чем честность.

Радикальная Честность™ может стать оправданием тому, чтоб говорить всё, что приходит в голову, независимо от того, какой эффект будут иметь эти слова. Идея, что мы сами отвечаем за собственные эмоции, может, если она не ограничена некими рамками, становится оправданием для следования желаниям без учёта того, как это может сказаться на других людях. Увы, это значит, что любое обсуждение обоих этих вопросов имеет печальную тенденцию вырождаться в спор о честности против нечестности или о персональной ответственности против перекладывании ответственности, что совершенно не имеет отношения к сути дела.


Суть дела, как я понимаю, такова: «Как я могу сделать мои отношения прочнее, построить их на цельности и доверии, помочь людям вокруг меня почувствовать себя особенными, любимыми, ощутить поддержку?» Я не думаю, что в этом может помочь нечестность, как в форме «маленькой лжи на благо» или наоборот, но я не думаю, что что-то вроде: «Мужик, эта одежда делает твою жопу подобной двум разъярённым гиппопотамам, фехтующих на световых мечах на арене цирка!» окажется лучше. Я не думаю, что этому поспособствует потакание неуверенности через принятие ответственности за чужое эмоциональное состояние, но я не думаю, что сказать: «Дерьмо, это твоя проблема, разбирайся с ней» будет лучше.

Проявлять сочувствие, не принося в жертву эти идеалы вполне возможно, но я редко сталкивался с тем, чтоб об этом говорили при обсуждении этих предметов. В случае, когда некто сталкивается с негативной эмоциональной реакцией можно двинуться вот таким простым путём: «Я вижу, что ты испытываешь трудности с чем-то. Я бы хотел поддержать тебя и обеспечить тебе спокойствие, пока ты не разберёшься с этим. Дай мне знать: что я могу сделать для того, чтоб ты чувствовал себя любимым и уникальным. Если тебе требуется больше моего времени и внимания, пока ты борешься с этим, ­— я тут.»

Итог состоит в том, что любая философия, даже если она верна, не оправдывает мудачества. Это, пожалуй, должно быть самоочевидно, но, видимо, это не так.

20 Apr 2015