polyamory.progressor.ru:
Переводы из Франклина Во:

Полиамурность: что, почему, как?

Приватность и открытость в полиамурности

Коммуникация

Краткая теория управления ревностью

Практика управления ревностью

Полиамурные мифы

Побочные отношения и уход за ними

Сохранение мира в отношениях

Полиамурные ошибки

Смешение карт

Управление временем

Полиамурность и справедливость

Преодолевая барьеры

Полиамурность без правил?

Предположения в отношениях

Если не ладится — отпусти

Размышления о сообществе и абьюзе

Размышления о Радикальной Честности™

От дружбы к любви

Декларация прав в отношениях

Как встречаться с парой

Отмечая разницу между людьми

Как приобрести уверенность в себе

Полиамурность для моногамных людей

Размышления о лжи во благо

Неловкость как плата за право быть хорошим человеком

Советы: да и нет

Не является ли полиамория неестественной?

Диалог о моногамности и полиамурности

Что надо обдумать прежде чем....

Другие переводы:
Собственные заметки:
Рецензии на книги:
Рецензии на фильмы:

Кое-что хорошее

В результате недавней дискуссии, я подумал, что стоит записать несколько мыслей, которые я думаю уже давно.

Я, мягко говоря, неодобрительно отношусь к имеющимся в России тенденциям клерикализации, тадепутам на букву «М» и всей этой разрастающейся куче вторичного продукта. Но, при этом, не могу не заметить, что юрисдикция Российской Федерации относительно благоприятствует полиамурным отношениям. Это благоприятствование, разумеется, довольно формально и ситуация, определённо, ухудшается, но, тем не менее, это так.

При всех неприятных тенденциях последнего времени, законодательство о браке и семье в России по прежнему остаётся одним из самых современных (за исключением Скандинавии и некоторых других стран). В него, разумеется, не проникли новации, такие как однополые браки, но, с другой стороны, в нём отсутствуют многие рудименты, имеющиеся в законах других стран хотя бы в силу того, что история их правовой системы непрерывна с весьма давних времён. А в России все законы восходят не далее как к первой трети XX века. Вообще, на мой взгляд, хорошо бы было, если бы у законов был срок действия и ближе к его концу его приходилось бы принимать заново, полностью, во всех чтениях. При реально работающей законодательной власти, такой порядок мог бы защищать «старые» юрисдикции от непрерывного распухания законодательства, которое становится необъятным для простого человека.

Возвращаясь к законодательству о браке, замечу, что в России «супружеская измена» не является правовым понятием и не имеет никаких правовых последствий (разумеется, правоприменение может быть поистине любым, но, во всяком случае, так обстоят дела в законодательстве). Не требуется представлять оснований для развода, для развода достаточно желания одного из супругов, что создаёт (по крайней мере — теоретически) базу для того, чтоб семья была основана на согласии, а не на давлении закона. А ведь есть страны, например в Евросоюзе, в которых суд может вообще отказать в разводе. А во многих штатах США развод возможен только при наличии вины одного из супругов, причём вина должна соответствовать законодательству. Вообще, во многих странах делается много для того, чтоб затруднить процедуру развода, что теоретически должно укреплять семьи, а практически, насколько я могу судить, приводит к тому, что супругам почти невозможно расстаться друзьями, так как бракоразводный процесс почти неизбежно делает их врагами. Можно сколько угодно смеяться над тем, как не удалось развестись героям книги Буджолд «Союз капитана Форпатрила» (Lois McMaster Bujold, Сaptain Vorpatril’s Alliance, 2012), но в этой сказке немало правды...

Может показаться, что лёгкость процедуры развода, и вообще развод и даже брак как таковой имеет очень малое отношение к этичной немоногамии. Однако, на мой взгляд, это не так. Законодательство и правоприменение задают своего рода стандарт. И степень регламентации и детализации этого стандарта сильно влияет на восприятие тех или иных явлений. Сакрализация брака, непосредственно вытекающая из стараний законодателей сохранить его любой ценой, приводит к представлению о том, что люди существуют для брака, а не брак для людей и люди не вольны сами определять: на каких условиях они хотят и готовы жить вместе. Наличие правового понятия «супружеской измены» приводит к демонизации любых отклонений от стандарта и, кроме того, даёт сторонам весьма весомое оружие друг против друга в случае распада открытого брака (а открытые браки, увы, распадаются, как и любые другие). И, порой, правовая система построена таким образом, что не воспользоваться этим оружием становится затруднительным, например, когда бракоразводный процесс не может вестись без посредства адвокатов. А ведь вопрос «кто виноват» это не просто формальный повод для развода. Он влияет на раздел имущества, опеку над детьми и тому подобные вопросы. И вокруг всего этого кормятся адвокаты по бракоразводным делам, конторы, собирающие компромат на супругов, и им десакарализация брака крайне невыгодна. А лоббистcкие ресурсы у них найдутся.

Впрочем, например, в США, родине самого понятия «полиамория», встречаются особенности законодательства, имеющие более прямое и при этом негативное отношение к ней. Так, например, насколько я знаю, «супружеская измена» запрещена уставом вооружённых сил США и может привести военнослужащего к отставке с позором и даже тюремному заключению. В 21 штате «супружеская неверность» является преступлением. Во многих штатах незаконно совместное проживание взрослых, не являющихся родственниками. Полагаю, что сейчас на совместное проживание неженатой пары мало кто обратит внимание, но вот большие группы, порой, сталкиваются с юридическими сложностями. Да, за последние двадцать лет в этой области произошли ощутимые перемены, но во многих штатах закон по прежнему суров и может нанести удар в любой момент.

Таким образом, нельзя сказать, что, мол: «У них-то там вот как всё просто, а у нас вот как всё сложно!» Сложно и тут, и там. Да, тренды направлены в разные стороны, да непредсказуемость законодательства и правоприменения. Но есть надежда, что отсутствие в правовом поле понятия «супружеская измена» и в целом модернистский характер законодательства о браке и семье сохранятся, несмотря на отчаянное пропихивание так называемых традиционных ценностей.

Американцы, я думаю, рано или поздно добьются признания соответствующих законов антиконституционными или их отмены другими путями. Процесс идёт. Но идти ему ещё очень долго. Может быть, к тому времени, когда он завершится, у нас всё будет тоже не очень плохо.

2 Jun 2015